ЦЕЛЬ и ЗАДАЧИ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЕКТА «ПАМЯТЬ ПОБЕДЫ»: ВОСПИТАНИЕ У ПОДРАСТАЮЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ ЧУВСТВА ПАТРИОТИЗМА И ВЕРНОСТИ РОДИНЕ; ФОРМИРОВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СУДЬБУ СТРАНЫ, ГОТОВНОСТИ К СЛУЖЕНИЮ ОТЕЧЕСТВУ И ЕГО ЗАЩИТЕ; ПРИОБЩЕНИЕ К КУЛЬТУРНЫМ ТРАДИЦИЯМ И ДУХОВНЫМ ЦЕННОСТЯМ НАРОДА.

Урок мужества посвящен событиям Великой Отечественной войны в станице Каневской

Цветков В.А.  У слияния трех рек: историко-краеведческий очерк о станице Каневской.  - Каневская: издательство «Бакай», 1994. - 142с.: ил.
ПОБЕДА КОВАЛАСЬ ВСЮДУ
В центре станицы Каневской, окруженный раскидистыми тополями, вечнозелеными елями и туей, в огнях неона стоит, трехгранный, как штык винтовки, обелиск Славы. Перед мраморной плитой, на которой высечены слова глубокой благодарности павшим каневчанам в годы гражданской и Великой Отечественной войны, из пятиконечной звезды вырывается незатухающий огонь. Вокруг обелиска, словно на страницах книги, запечатлены сотни фамилий мужчин, женщин, детей. А сколько каневчан покоится вдали от родных мест в освобожденной ими земле! Вместе с фашизмом на нашу землю пришло много горя, слез, крови. Память об этом жива и сегодня. … Уже в начале дня 22 июня 1941 года райком партии экстренно провел собрание актива. Выступавший на нем секретарь райкома ВКП (б) Федоров сказал:
- Наша Родина, товарищи, в опасности. Фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Будем же до конца защищать завоевания Октябрьской революции. В числе первых защитников обязаны стать мы. 
На стол президиума посыпались заявления добровольцев.
Первое из них секретарь огласил: «Райкому ВКП(б) от коммуниста с 1939 года Свинобоя С.С. Прошу направить меня на фронт против фашистов, как бывшего участника гражданской войны». Просьба Сергея Сергеевича была удовлетворена. 400 коммунистов и 800 комсомольцев. Из добровольцев был сформирован казачий кавалерийский эскадрон. Сто двадцать человек было отправлено в Пластунскую дивизию, 300 каневчан, в основном ветеранов империалистической и гражданской войн, участников походов Первой конной армии, отрядов Жлобы и Кочубея, в первые дни войны вступили в отряд истребителей. Тысячи каневчан сражались с фашистами в других частях Красной Армии.
- Посадили мы своих казаков на коней, - вспоминал председатель райисполкома, замполит четвертого казачьего кавалерийского корпуса М.И. Радченко, – сшили кавалерийские «венгерки», купили бурки. Колхозные кузнецы ковали клинки, а сапожники шили сапоги. Все это делалось на средства колхозов и предприятий. Среди добровольцев были сабельники В.Е.Шаров, Н.С.Малько, П.М.Скороход, командир пулеметного взвода Д.А.Аверкиев, артиллерист Н.З.Возник, фельдшер Е.Г.Данильченко и другие. Эскадроны были сведены в полк. Полк вошел в дивизию, первым командиром которой стал кавалер четырех Георгиевских крестов, бывший директор совхоза «Красногвардеец» М.Н. Абраменко. Во второй книге «Годы боевые « ИЛ.Хижняк вспоминает, как во время посещения одного из полков, он встретился там и поговорил с каневчанином Чузенко, а потом спросил командира роты:
- Как воюет мой земляк?
- Воюет отлично. Храбрости ему не занимать. Представлен к ордену.
- Так почему же вы его разжаловали?
- Как разжаловали? – не понял командир роты.
- Чузенко был старшим унтер-офицером еще в четырнадцатом году. А теперь рядовой. Как же это получается? Ему обязательно надо присвоить звание старшего сержанта. Перед вами ветеран трех войн, герой. Чузенко три раза изгоняет врагов с русской земли. Не орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны я награждаю тебя, Чузенко. И надеюсь, что в первых же боях ты оправдаешь эту высокую награду. 
На глаза старого солдата навернулись слезы.
- Оправдаю, товарищ генерал, - растроганно отвечал он…
В первые дни Великой Отечественной войны вступил в бой уроженец Каневской летчик-истребитель Григорий Нестеренко. Только за год военных действий он совершил около сотни самолето-вылетов. Геройски начал Г.К.Нестеренко фронтовую жизнь и увенчал ее легендарным подвигом по примеру Н.Гастелло.
«21 октября 1943 года. Мы вылетели восьмеркой ЯК-9 на прикрытие своих штурмовиков, - писал в своем дневнике однополчанин Григория младший лейтенант Николай Брагин – Небо было чистое, ясное. В 15 часов 50 минут на высоте 1500 метров обнаружили истребители противника. Они пытались атаковать «Ильюшиных», но мы их отогнали. Все было хорошо. ИЛЫ сбросили реактивные снаряды, проштурмовали боевые порядки врага и легли на обратный курс. Задача была выполнена. Внезапно впереди вырос серый букет зенитных разрывов. Я видел, как самолет Нестеренко резко подбросило вверх, и мгновенно появилось под фюзеляжем пламя.
- Гриша! Горишь! – крикнул я по радио.
- Вижу… ранен я…
- Гриша! Прыгай! – кричал я. Но он не отвечал и не выпрыгивал.
Вероятно потерял сознание, подумал я, но в это время услышал :
- Умираю за Родину. Прощай. Бейте врага, товарищи…
Я видел, как от горящего самолета пунктиры трассирующих снарядов неслись ослепительные пунктиры трассирующих снарядов. Григорий стрелял!»
Самолет Г.К.Нестеренко врезался в самую гущу вражеской техники. Фашистская батарея перестала существовать. Первого ноября 1943 года лейтенанту Г.К.Нестеренко было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза.
… Главными вехами боевого пути каневчанина Иосифа Передерия стали Сталинград, Курск, Белоруссия, Польша, Германия. Немало боевых подвигов совершил кубанский казак. Восточнее немецкого города Штардгарда 66-й гвардейский танковый полк прорвался в сторону Берлина. В ударной группе была и «тридцатьчетверка» И. Передерия. Ночь и густой туман прикрывали машины. На рассвете неожиданно танкисты увидели перед собой действующий аэродром врага. Передерий первым на высокой скорости вывел машину на взлетную полосу и, пользуясь возникшей паникой, вывел из строя 16 «Фоккевульфов». Была подавлена также зенитная батарея, уничтожены склады с боеприпасами и имуществом. За этот подвиг командиру танка гвардии старшине И.А. Передерию 24 марта 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза.
Хорошо знают в Каневской убеленного сединой ветерана войны, Героя Советского Союза Ивана Васильевича Колованова. В двадцать пять лет он командовал батальоном. Чтобы выглядеть старше, майор отпустил бакенбарды и ходил с тросточкой.
- Чудит комбат! – доброжелательно посмеивались бывалые солдаты. Командир дивизии генерал-майор Бедин поставил перед Коловановым задачу: разведать силы противника в полтавском селе Красные Яруги, взять его и развить наступление на город Пирятин. Сформировали группы и вышли на разведку. Укрывались брезентом, при зажженной свечке Колованов наносил на карту огневые точки противника. Документы убитого часового подтверждали: здесь базировалась гитлеровская 34-я пехотная дивизия. Из разведки вернулись в три часа, а уже в пять Иван Васильевич повел батальон в наступление. В плотном суровом тумане тихо подошли вплотную к селу и бросились в атаку. Удар был неожиданным. Враг не смог оказать большого сопротивления и в панике стал отступать. Батальон одним из первых ворвался и в Пирятин. За взятие этого города и станции Писки И.В. Колованову было присвоено звание Героя Советского Союза.
…В марте 1945 года 43-ю армию генерала А.П.Белобородова передислоцировали под Кенигсберг. Бойцы заняли позиции, окопались. В минуту небольшого затишья к Кондруцкому подошел политрук роты. Закурили.
- Давно я к тебе присматриваюсь, Алексей Иванович, - заговорил офицер. – Воюешь ты хорошо. Вон и орден Красной Звезды на груди, и медали «За отвагу», «За оборону Москвы». Почему бы тебе в партию не вступить?
- Так я ж неграмотный, - смутился Кондруцкий.
- Это не важно. Я помогу заявление написать и рекомендацию дам. Согласен?
- Согласен.
Но оформить документы не успели. Шестого апреля начался штурм Кенигсберга. Форт №5 прикрывал северо-западную окраину города-крепости. Окруженный бетонированным рвом с водой, он смотрел на наших солдат темными щелями амбразур.
Сержант Кондруцкий с криком «За нами Родина! Ура!» первым поднялся в атаку, преодолел ров, под сильным вражеским огнем сумел добраться до амбразуры и подавить гранатами два пулемета. Когда из строя выбыл командир взвода, Алексей Кондруцкий взял командование солдатами на себя и, увлекая их вперед личным примером, обеспечил успешную атаку форта, в котором было пленено почти двести гитлеровцев. Девятнадцатого апреля 1945 года за мужество и отвагу, проявленные при штурме форта №5, А.И.Кондруцкому было присвоено звание Героя Советского Союза. О ратных подвигах каневчан говорят и награды: четыреста сорок четыре человека награждены боевыми орденами, три тысячи пятьсот два – медалями. Двенадцать уроженцев и жителей района в годы Великой Отечественной войны удостоены звания Героя Советского Союза.
Линия фронта приближалась к Кубани. Если в 1941 году каневчане большую часть выращенного урожая отправили воинам Красной Армии, то на следующий год не успели собрать с полей весь урожай. Шестого августа 1942 года фашистские войска вступили в Каневскую. С первого же дня начались грабежи, насилия, убийства. Чтобы не попадаться лишний раз на глаза фашистам, люди держались подальше от них, почти не появлялись на улицах. Так делал и И.Поляков. Третьего октября, прихватив рыболовецкие снасти, ушел к лубзаводу (теперь – пенькозавод). Тишина и предчувствие чего-то угнетали. Услышав гул приближающейся машины, затаился в береговых зарослях. Машина с людьми остановилась у самой глубокой ямы для вымочки сырья. По углам кузова стояли вооруженные гестаповцы и полицейские. Они вытолкнули людей на землю и заставили раздеваться. С тех, кто не подчинялся, срывали одежду и обувь сами, подводили по одному к краю ямы и стреляли. Поляков с ужасом, боясь шевельнуться, наблюдал эту картину из камышей. Последними в живых остались четыре молодые женщины: заместитель председателя Ново-Каневского сельсовета коммунист Прасковья Рогозина, звеньевая колхоза «Комсомолец» Полина Селиванова, Галина Скрипкина и Нина Маслич. Полуголые, они крепко сцепились руками друг с другом и не подходили к яме. Фашисты били прикладами по рукам, пытаясь разъединить женщин, но ничего не получалось. Тогда один ударил Рогозину прикладом по голове. Лицо женщины залилось кровью, она упала, но тут же поднялась и бросила ком земли в лицо врагу: «Не упаду перед тобой на колени, собака!». Разъяренные фашисты втолкнули женщин в яму, раздались выстрелы. Немцы поспешно засыпали яму, сложили в кузов одежду, смеясь при этом. Когда машина уехала. Поляков осмелился подойти к месту казни. Могила, казалось, продолжала вздрагивать. Колхозница М.Орлова была свидетельницей расправы немцев над пленными советскими парашютистами. Двадцатого января 1943 года утром ее арестовали за то, что в паспорте не было немецкой регистрационной отметки. В камеру ее не посадили. Весь день держали во дворе гестапо, заставляя убирать конюшню, туалет, комнату пыток.
- В этот день я наблюдала, как немцы и полицейские водили на допрос к начальнику гестапо пленных,- рассказывала М.Орлова. – Я находилась недалеко и слышала глухие стоны и крики. Допрос продолжался очень долго. Из комнаты выводили по одному человеку, почему - то накрытому мешком или брезентом и вталкивали в холодную камеру. Когда допросы закончились, меня заставили убрать комнату пыток. На полу валялись обрывки одежды, бумаги. Всюду грязь и кровь. Следы крови были даже на стенах. Меня стошнило. Переборов себя, я начала убирать. Вымыв окна и двери, стала подметать пол и вдруг наступила на что – то скользкое, мягкое. Всмотрелась. Это было отрезанное человеческое ухо и кусок женской груди. В окно я видала, как фашисты выводили из камеры замученных парашютистов. Усадили их на подводу, накрыли брезентом и вывезли со двора…
За период оккупации фашисты замучили и расстреляли триста шестьдесят каневчан, в числе которых было девяносто женщин, двенадцать парашютистов и шестьдесят детей в возрасте от двух недель до четырнадцати лет. Каневчане не были послушными рабами захватчиков. Они прятали птицу , скот, совершали диверсии, убивали немцев и предателей. В хуторе Сладкий Лиман организовалась подпольная группа, которая присвоила себе имя «Лиман». Организатором этой группы был комсомолец Якименко, работавший секретарем первичной организации в колхозе «Борец Труда». Первым к нему присоединился комсомолец Саша Тихонов, затем – Григорий Комаров, Иван Рыбин, Григорий Литвинский, Николай Федунин, Виктор Штепа, Евгений Серов и Александр Пашин. Они смело действовали на территории своего колхоза. Врагу не удалось вывезти из этого хозяйства ни грамма хлеба. Ни один колхозник не опозорил себя активной работой на немцев. И когда под ударами Красной Армии немцы были вынуждены бежать, эта группа засела на дорогах, идущих из Ейска и Каневской, и истребляла немецких солдат и полицейских. Они убили семь полицейских, пять немецких солдат и двух офицеров.
…Ночь на 17 января 1943 года была холодной и снежной. Старожилы Каневской до сих пор помнят, какой ураганный ветер пронизывал тогда станицу насквозь. В эту ночь на территорию района был брошен со специальным заданием парашютный десант, которым командовал испанец старший сержант В.Фритос. В задачу диверсионной группы входил подрыв мостов на шоссейных и железной дорогах. К сожалению, десантников постигла неудача: некоторые погибли при приземлении, другие попали в руки фашистов. Заместитель отделения (десантной группы) Герман Восмедиано Эспинос приземлился на поле четвертой бригады колхоза «Большевик» (теперь – вторая бригада акционерной агрофирмы «Победа»). Он полз по промерзшей земле. Все сильнее коченели ноги, все нестерпимее болело ушибленное бедро, и все меньше оставалось сил. Их хватило только на то, чтобы взобраться на чердак конюшни, что была на полевом стане. Скоро пришли немцы. Порыскали вокруг, да ни с чем ушли. На чердаке Германа Эспиноса обнаружил сын конюха И.Н.Нефедова. Председатель колхоза М.Ф. Новиков перевез испанца в Каневскую на квартиру Нефедова. Фельдшер П.Н.Животовский тайно приходил сюда, чтобы лечить обмороженные ноги. Д.К.Дорошенко, работавшая до оккупации делопроизводителем в районном народном суде, доставала гусиный жир для Эспиноса. Когда дом Нефедова стал привлекать внимание посторонних, заместителя командира группы десантников переправили на квартиру О.Л.Сидоренко, а затем – на колхозный птичник. Каневские подпольщики, спасая испанца Г.В.Эспиноса, рисковали не только своей жизнью, но и жизнью детей, близких. И все-таки пересиливали страх. Прятали, кормили, лечили и спасали. В ночь на 4 февраля 1943 года под натиском 89-й стрелковой дивизии, которой командовал Артамес Аршакович Васильян, фашистские войска были изгнаны из пределов района. Воинов Красной Армии размещали по квартирам , школах. Местные жители оказывали им всяческую помощь: собирали продукты, организовывали бани, лечили. ( С марта 1943 года и до конца войны в здании восьмилетней школы № 8 размещался эвакогоспиталь № 4358, а еще раньше, с августа 1941 по август 1942 года в здании райбольницы работал эвакогоспиталь № 3194). Но отдых был очень коротким. Наши войска преследовали отступающих врагов. Весна 1943 года на Кубани началась рано. После таяния снега пошли дожди. По всем дорогам стояла непролазная грязь. В наступающих частях Красной Армии ощущался острый недостаток продовольствия и боеприпасов. На помощь пришло население станиц и хуторов. Женщины, старики, подростки добровольно подносили к линии фронта хлеб, патроны, снаряды. По решению райкома ВКП(б) и районного Совета депутатов трудящихся Каневской район взял шефство над Краснознаменным четвертым гвардейским казачьим кавалерийским корпусом. Колхозники, рабочие и служащие в связи с этим организовали сбор подарков воинам. Колхоз имени Калинина выделил поросят, жаренных кур, колбасу, табак, сливочное масло, соль, сдобные сухари. Хорошие посылки собрали школы № 8, 12, а также И.Долина, А.И.Павлова, М.И.Рудзит и многие другие. Для вручения подарков гвардейцам на фронт была направлена специальная делегация. Красная Армия нуждалась не только в продовольствии, но и вооружении. Поэтому освобожденные от фашистского ига каневчане с большой радостью отдавали свои сбережения на усиление ее мощи. За несколько дней апреля 1943 года район сдал в фонд строительства танковой колонны сто сорок пять тысяч рублей, в хлебный фонд армии – тридцать тысяч центнеров зерна. «Сообщаю, - писал на имя секретаря райкома ВКП(б) Еремина и председателя райисполкома Солодовникова генерал-майор Липодаев, - что на средства, собранные трудящимися Каневского района, танковая колонна построена и передана войсковой части гвардии генерал – майора танковых войск Скворцова». Откликнулись каневчане и на постановление Совнаркома СССР о выпуске второго государственного военного займа. В колхозах, на предприятиях и в учреждениях прошли митинги. Бригадиры тракторных бригад Каневской МТС Колесов, Дорошенко, Смола купили облигации на десять тысяч рублей каждый. Все сорок рабочих и служащих МТС оформили подписку на займ на полуторамесячный фонд зарплаты. Колхозники колхоза «Комсомолец» А.Смольянова, А.Панченко, У. Джумайло, М.Плотников подписались на одну тысячу – две тысячи рублей. Уже на 14 июня 1943 года общая сумма подписки по району составляла четыре м иллиона сто тысяч рублей. Кроме того, трудящиеся сдали в фонд обороны страны шестьдесят тысяч триста тридцать шесть рублей, на постройку самолетов «Кубанский осавиахимовец» - семнадцать тысяч рублей. Взносы продолжались и в дальнейшем.
Самоотверженный труд каневчан в тылу был высоко оценен. Четыре тысячи двести награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», в том числе двести пятьдесят женщин. Сорок девять лет прошло с тех пор, как красное знамя страны Советов взвилось над поверженным рейстагом. Мы победили, но война почти в каждом доме оставила похоронки, от Волги до Эльбы – тысячи братских и одиноких могил.
Девятого мая 1967 года останки каневчан, погибших в годы гражданской и Великой Отечественной войн, были перенесены из парка культуры и с территории пенькозавода в братскую могилу на центральной площади райцентра. Пятого ноября, в канун 50-летия Великого Октября, здесь в торжественной обстановке был открыт обелиск Славы, зажжен Вечный огонь. В 1974 году над другой братской могилой, что на кладбище, был установлен памятник советскому солдату.

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Автор блога оставляет за собой право не публиковать комментарии, нарушающие сетевой этикет.
Анонимность не приветствуется.